Игорь Вялов (allmomente) wrote,
Игорь Вялов
allmomente

Главный итог Минска — война до победного конца

«Владимир Путин шёл по каждому слову в этих документах. Это его — каждое слово, за которое он боролся, отстаивал. Как бы мы к нему ни относились, он очень сильный переговорщик. Очень», — неожиданно признал замглавы администрации президента Украины Валерий Чалый. Вынужденная похвала чиновника из администрации Порошенко звучит жалко. С одной стороны, пан Чалый этим как бы возвышает себя и своего патрона до уровня главы Великой Державы, с другой, невольно признает, что «каждое слово в договоре принадлежит Путину». И по сути — это слова «до победного конца». До победы России, до конца нацистской хунты. Именно в этом — суть и главный смысл принятого в Минске решения. И как раз с этим выводом согласны абсолютно все — главари неонацистских группировок хунты, оппозиция в самой России, Запад. Все.

Да, война, неизбежно связанная с гибелью людей и разрушением инфраструктуры остатков Украины, меньше всего нужна России. Ведь гибнут именно русские люди, даже если многие из них сами себя называют украинцами. И разрушается то, что придется восстанавливать именно России и русским — никакие Соединенные Штаты тратиться на укрепление России не будут. Равно как и европейцы, которые максимум на что способны — подкинуть в ближайшие несколько лет пару-тройку миллиардов евро — у самих кризис. Но война — единственный способ уничтожения фашизма — других мир не придумал. Никакая хунта, в каком бы экономическом кризисе она ни находилась и как бы не раздирали ее внутренние противоречия, добровольно от власти не откажется. Поэтому главный итог Минска — продолжение войны на максимально выгодных для мятежных республик (Россия де-юре стороной «конфликта» не является) условиях.

Позиционирующие себя в качестве русских патриотов новые оппозиционеры заявляют, что «Минск-2.0» — совершенно нежизнеспособный. Своего рода очередной «фиговый листок», предназначенный прикрыть почти годовалого возраста провал российской внешней политики на украинском направлении… Отодвинуть укров от городов Вооруженные силы Новороссии не смогут… у укров и численность, и возможности пополнения принципиально иные.. при таких темпах операций отодвинуть фронт на безопасное расстояние получится разве что через полгода, если не больше. И это без учета предстоящих на Украине 5-й и 6-й волн мобилизации и массированных поставок военной техники с Запада".

Рассмотрим факты. Прежде всего, целью противостоящих хунте сил никогда не было «отодвинуть фронт на безопасное расстояние». На какое бы расстояние не отодвигали фронт, в зоне поражения всегда будут находиться города. Не Донецк и Луганск, так Мариуполь или Херсон. Конечной целью является полное и безоговорочное уничтожение неонацистской хунты на всей территории Украины. Закончить войну на любых промежуточных рубежах, будь то границы Донецкой и Луганской областей, восемь областей Новороссии, река Днепр или любой другой рубеж, неизбежно означает превращение Западной Украины (как бы мала она ни была) в откровенно русофобское нацистское государство, насыщенное оружием и постоянно вредящее и России, и освобожденной части Украины. Что неприемлемо.

Несостоятельны и утверждения, будто в августе ополченцы могли одержать полную победу. К началу первого перемирия армии Новороссии (ВСН) просто не существовало. Как не существовало и бригад (даже бригад!). Ополчение в то время не являлось монолитной силой и не имело единого командования. Единственной организованной силой, которая и обеспечила летний разгром войск хунты, были несколько тысяч добровольцев из России, а вовсе не разнообразные махновские батальоны. Наивно утверждать, что этих сил было достаточно для освобождения всей Украины. Не стоит забывать и о том, что к началу сентября на остатках Украины прошла третья волна мобилизации и несколько десятков тысяч солдат готовились к отправке на фронт. Равно как и техника, стоявшая на вооружении хунты, была наиболее боеспособной и новой из всего имевшегося парка машин.

За четыре с половиной месяца перемирия, во время которого локальные боестолкновения по всей линии соприкосновения не прекращались ни на день, армия хунты потеряла несколько сот артиллерийских орудий, самоходных артиллерийских установок, танков и бронемашин, систем залпового огня. Еще большее количество вышло из строя по небоевым причинам ввиду длительного срока службы, безграмотной эксплуатации, некондиционных запчастей и просто износа.

Да, за месяцы перемирия с подконтрольных Киеву складов длительного хранения были сняты с консервации, отремонтированы и поставлены в войска более тысячи единиц тяжелого вооружения, количественно даже превысив имевшиеся в наличии войск Хунты к началу перемирия. Но качественно эта техника была на порядок хуже. Дело в том, что на остатках Украины не оказалось мощностей, позволяющих наладить массовое производство орудий, бронетехники и реактивных систем. Восстановление же складских запасов (скорее всего, сознательно) сводилось к покраске и ограничивалось единственным требованием — при передаче в войска должно было выглядеть боеготовым.

Состояние снятой с хранения техники наглядно демонстрирует использование тактических ракет «Точка У» — самого мощного оружия из имеющегося в распоряжении хунты (97 единиц). Уже к 2001 году состояние ракет привело к попаданию одной из них в жилой дом (Бровары под Киевом). К счастью, без боеголовки. Несколькими годами позднее были проведены последние в истории Украины маневры с ракетными стрельбами в Крыму. Из полудюжины запущенных ракет разных типов две пришлось самоликвидировать из-за отклонения траектории полета, одна упала в море (даже самоликвидатор не сработал), еще одна взорвалась над пусковой установкой сразу после старта. Больше попыток запускать ракеты не делали. Лишь с началом войны на Донбассе пуски ракет «Точка У» возобновились. В результате лишь два или три можно назвать успешными — ракеты поразили какие-то (не факт, что намеченные) цели. Об остальных же нескольких десятках пусков ополченцы узнавали случайно, когда натыкались в полях и огородах на остатки так и не сработавших ракет. Последний запуск, который наблюдали жители Краматорска, был произведен несколько дней назад с аэродрома, и, минимум, одна ракета снова взорвалась после старта. И это — наиболее грамотные и подготовленные части армии хунты!

О новой бронетехнике говорить тоже не приходится. Бронетранспортеры представлены изделиями КБ Морозова в Харькове, от которых отказались даже в Ираке. Заклинивающие пушки и трескающаяся еще до начала боя «броня», лишь наиболее известные из нескольких десятков «детских болезней» бронетранспортеров. Потенциально хорошая машина просто не доведена — для устранения недочетов необходима обкатка в войсках на протяжении нескольких лет. Сейчас именно это и происходит, но пользоваться плодами будет уже другая армия. С танками дела обстоят еще хуже. За 15 лет завод Малышева в Харькове смог выпустить около десятка «Оплотов», 5 из которых поставили в Таиланд, три передали полку «Азов» и один или два уже успели уничтожить ополченцы. Никакого влияния на расстановку сил они оказать не в состоянии.

Не менее печально обстоят дела с личным составом войск хунты. Формально перевес многократный. В создающихся ВСН к началу боев середины января насчитывалось около 35 тысяч ополченцев и (по оценкам Киева) не более 8-9 тысяч добровольцев в основном из России. Против менее чем 50 тысяч штыков ВСН хунта собрала 100-тысячную группировку. 50 тысяч штыков ВСУ, пополненных батальонами территориальной обороны и добровольческими батальонами типа 4-го штурмбата «Айдар». Около 33 тысяч национальных гвардейцев, формально входящих в состав МВД, но зачастую не подчиняющихся никому, как полк «Азов», насыщенный не только иностранцами, но и имеющий отдельный батальон чеченских террористов, набранных в ЕС и вообще официально не существующий. До 10 тысяч членов незаконных вооруженных формирований, сведенных в ДУК «Правый сектор» и отдельные бандеровские батальоны, типа ОУН, непонятно кому подчиненные. Плюс десятки тысяч сотрудников МВД, погранслужбы и спецчастей, занимающихся поддержанием порядка в оперативном тылу войск хунты, на блок-постах и в прифронтовых населенных пунктах.

Арифметическое преимущество сыграло с руководством хунты злую шутку. Оно поверило, что абсолютный перевес достаточен для успешного наступления. В результате, в течение 5 дней был потерян контроль над аэропортом, стратегического значения не имеющий, но архиважный в качестве символа «героизма украинских киборгов». Значительно более важный и крупный «Дебальцевский выступ» за три недели боев превратился в полноценный «Дебальцевский котел», где сейчас переваривают крупнейшую группировку войск хунты, насчитывающую от 6 до 8 тысяч человек.

Фактически армия хунты менее чем за месяц была вплотную подведена к разгрому, несравнимому с котлами лета прошлого года. И причина не только в массовом уничтожении бронетехники, артиллерийских и ракетных систем, которые хунте нечем восполнить. Главная причина — ужасающе низкий уровень мотивации — согнанные на фронт даже «добровольцы» воевать категорически не желают. Наглядным примером может служить обращение солдат 128 горно-пехотной бригады к Генштабу (выдержка): «…ничтожество в виде 25 батальона „Киевская Русь“, приданое бригаде для замены личного состава в населенных пунктах Никишино и Каменка, струсило и за одну ночь оставило населенный пункт Никишино, бросив при этом всю боевую технику, вооружение и средства связи. Попытки полковника Тарана усилить бригаду ротой 30 омбр не увенчались успехом — они отказались выполнять задачу. После упрашиваний доблестная рота все-таки соизволила войти в населенный пункт Редкодуб, но на половине пути струсила и отказалась. Последствия — оставленный населенный пункт Редкодуб. Отдельный разговор о танкистах, которые отказываются садиться в танки, сознательно выводят их со строя…».

Никакие мобилизации, о которых говорят ура-патриоты России, хунту не спасут. Мало того, они разлагают и армию, и тыл. Как не спасут хунту «массированные поставки военной техники с Запада». Не спасут потому, что «массированные поставки» невозможны — нереально обучить личный состав работе на иностранной технике, создать рембазы, укомплектованные специалистами и наладить снабжение боеприпасами, специфическим топливом, маслами и запчастями не грузовиками даже, а эшелонами.

Поэтому положение хунты безнадежно, а военное поражение неизбежно — помощи ждать неоткуда. И задачей России является сегодня прежде всего минимизация потерь. Что и было блестяще реализовано в Минске.

Источник

-----


Да, и еще... давай Дружжить, и сразу на Ты?---жми смелее сюда -->> Добавить в друзья на ЖЖ
А еще давай дружить  на Макспарке и Вконтакте...
Tags: Аналитика, Армия, Война, Войско, ДНР, ЛНР, Ополчение, Ракета, Россия, Техника, Украина, Фронт, Хунта
Subscribe

promo allmomente may 8, 2015 09:39 11
Buy for 100 tokens
Говорят, не бывает плохих народов, бывают плохие люди. Это политкорректно, но вряд ли соответствует действительности. Мы, ведь утверждаем, что каждый народ имеет свой характер, называем это его менталитетом. И это не голословное утверждение. Немца с китайцем не спутаешь не только из-за цвета…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments